Модель военного конфликта России со странами Балтии - Военные очерки - Каталог статей - Альянс Сопротивления
Вторник, 06.12.2016, 11:10
Добро пожаловать, Товарищ | RSS Главная Новости Регистрация Вход
Навигация

Категории статей
Политика [17]
История [12]
Практика [2]
Военные очерки [8]

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 198

Главная » Статьи » Военные очерки

Модель военного конфликта России со странами Балтии
В сценарии анализируется попытка России с помощью военной силы "оторвать" страны Балтии от НАТО в период до 2012 года. Предполагается вовлеченность в конфликт США, НАТО, стран Балтии и России.


БАЛТИЙСКИЙ СЦЕНАРИЙ


Этот сценарий примечателен тем, что передис­локация к предполагаемому ТВД в основном про­исходит по наземным маршрутам, а противник имеет на вооружении современное высокоточное оружие (хотя и в ограниченных количествах).
Причиной возникновения конфликта может послу­жить резкое ухудшение российско-американских отношений, происходящее на фоне расширения НАТО на Восток и сохранения американского военного присутствия в Центральной Азии. В условиях очевидной слабости своих обычных ВС и создания Вашингтоном системы НПРО, способной обесценить российский ядерный потен­циал, в Москве может усилиться ощущение уязвимости "обложенного в берлоге мед­ведя".
Воспринимая происходящие в мире изменения как возрастание угрозы своей нацио­нальной безопасности, российская политическая элита вполне может придти к выводу о необходимости "вырвать бывшие прибалтийские республики из цепких рук НАТОвских милитаристов".
Со своей стороны США, раздраженные тесными связями между Москвой и Тегераном, могут посчитать Россию скорее пособником "оси зла", чем своим стратегическим партнером по антитеррористической коалиции. Нежелание сторон понять интересы дру­гого и найти компромиссное решение могут повести события по критическому сценарию. В качестве же повода к военному вторжению Россия может назвать необходимость защиты дискриминируемого русскоязычного населения.
Этому может предшествовать нарастание актов гражданского неповиновения, инспи­рированных и финансируемых российскими спецслужбами. По мере нарастания кризиса российские экстремисты могут совершить нападения на государственные объекты, что может привести к ответным репрессиям со стороны государства — вот тут-то Москва и способна выступить в качестве защитника своих соотечественников в странах Балтии.
В свою очередь НАТО не сможет уклониться от обязательств по защите своих трех новых членов и начнет принимать меры оборонительного характера, что, в свою оче­редь, способно спровоцировать кризис внутри российской политической элиты. Боясь "потерять лицо" в глазах как своего народа, так и мирового сообщества, российское руководство может пойти на военное вторжение в страны Балтии. На мобилизацию и раз­вертывание Москве потребуется не менее 30 дней и в этот период она не предпримет никаких провокационных действий, чтобы оказаться в выигрышном положении перед НАТО в случае попытки разрешения кризиса за столом переговоров.
При этом сценарий предполагает, что Россия и Беларусь успешно реализовали свой план по созданию интегрированной системы ПВО, так как это единственная возможность Минска помочь "большому брату" в предполагаемом конфликте со странами Балтии.
Низкий уровень боеготовности российских ВС, требующий 30-дневного мобилизационного периода, способствует успешной переброске и наращиванию аме­риканских сил и средств на предполагаемом ТВД. По этим же причинам преимущества для асимметричного ответа получает и НАТО. До того как российская армия будет готова к вторжению союзники сумеют обезопасить всю инфраструктуру, необходимую для раз­вертывания и сосредоточения своих войск на данном ТВД.


КОНЦЕПЦИЯ ОПЕРАЦИИ, ЕЕ ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОППОНЕНТОВ

В мирное время главной задачей Москвы в регионе является повышение боеготовности частей и подразделений, входящих в Ленинградский военный округ. В период военного конфликта именно они будут решать задачу по превращению стран Балтии в буферную зону между РФ и НАТО. Конечно, Москва не пойдет на дальнейшую эскалацию кон­фликта, так как это может поставить под вопрос само существование государства Россия, но постарается всячески ослабить позиции Североатлантического альянса в странах Балтии.
Анализируя российскую концепцию операции, следует помнить четыре главных момен­та.
Первый, это необходимость 30-дневного мобилизационного периода, в течение которого вряд ли можно ожидать каких-либо действий наступательного характера.
Второй — необходимость изоляции стран Балтии, чтобы не допустить своевременного включения в конфликт других участников НАТО.
Третий — необходимость быстрой оккупации территории стран Балтии, чтобы поставить НАТО перед свершившимся фактом, тем самым обеспечивая свое преимущество на постконфликтных переговорах.
Четвертый — необходимость успеть подготовиться к отражению возможной контратаки сил НАТО. Для выполнения всех четырех условий требуется захват ключевых пунктов на побережье, а также столиц Латвии и Эстонии подразделениями российских ВДВ. По­сле этого необходимо быстро ввести в дело основные силы Ленинградского военного округа, включая ПВО ТВД.
Одновременно с этими действиями российские войска, расквартированные в Калинин­градском анклаве, должны постараться "запечатать" польско-литовскую границу, чтобы не допустить своевременного вмешательства в конфликт сил НАТО, сосредотачиваемых в восточной части Польши.
Эта часть операции должна быть поддержана дальнобойными средствами огневого воз­действия, тактической авиацией и подразделениями спецназа, наносящими удары по железнодорожным и шоссейным магистралям, мостам и местам сосредоточения авангардных сил НАТО. После завершения этой фазы операции российские войска перейдут к созданию системы обороны от возможной контратаки Североатлантического альянса.
В этом вторжении в страны Балтии с российской стороны могут участвовать: две дивизии ВДВ, три мотострелковые дивизии, две танковые дивизии, бригада спецназа и три дивизиона с баллистическими ракетами оперативно-тактического назначения. Все эти силы входят в состав Ленинградского военного округа, одного из наиболее под­готовленных и укомплектованных в российских ВС. В сценарии также предусмат­ривается использование Москвой 200 штурмовиков тактической авиации, 100 бомбар­дировщиков, 50 ударных вертолетов и других средств поддержки.
Следует подчеркнуть военно-морскую составляющую, которая включает: ударные дизельные подлодки и авиацию с противокорабельными ракетами большого радиуса действия, которые могут быть использованы для недопущения военно-морских сил НАТО в Балтийское море. А единая с Беларусью система ПВО способна существенно ограничить возможности авиации НАТО, стремящейся задержать продвижение россий­ских наземных сил на территорию стран Балтии.
В своем сценарии авторы учитывали процесс деградации, поразивший российскую армию с начала 90-х годов. Некоторый "ренессанс" российских ВС возможен в период 2005-2006 годов, но его результаты вряд ли проявятся до анализируемого здесь 2012 года. Ограниченность военного бюджета заставляет Москву сосредоточиться на поставке в войска модернизированных ударных подлодок и модернизированных истре­бителей четвертого поколения, которые способны эффективно соперничать с более современными западными образцами.
Из-за нехватки финансовых и других материально-технических ресурсов российская армия способна экипировать и подготовить на должном уровне лишь "части постоянной готовности". Состояние и боевая подготовка других войск продолжает оставлять желать лучшего.


КОНЦЕПЦИЯ ОПЕРАЦИИ, ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ АРМИИ США

Главной задачей Вашингтона остается консолидация усилий США и НАТО по рас­ширению их военного присутствия в странах Балтии с одновременным сдерживанием активности России, направленной на восстановление своего влияния в этом регионе. США также должны помогать процессу институализации принципов демократии во всех государствах Балтийского региона, что объективно приведет к прекращению дискри­минации в отношении этнических русских и лишит Москву повода для возможного вме­шательства во внутренние дела стран Балтии.
Кроме того, необходимо интенсифицировать процесс интеграции военных структур Эс­тонии, Латвии и Литвы в НАТО, подтягивая их к стандартам альянса. (Особенно это касается переоборудования и модернизации аэродромов и портов с целью подготовки их к быстрому приему сил и средств, перебрасываемых в этот регион).
По сценарию, в случае конфликта США задействуют: две развернутые пехотные дивизии, усиленную штурмовую бригаду, десантно-штурмовую дивизию, экспедиционные части морской пехоты, бригаду ПВО с ракетами Patriot, подразделения сил специального назначения и различные вспомогательные подразделения.
Военно-морская составляющая включает: 3 или 4 крейсера или эсминца типа Aegis, десантную группу и эскадрилью патрульной морской авиации. В авиационную группировку входят: 14 бомбардировщиков дальнего действия, более 4-х авиабригад тактической авиации, эскадрилья БЛА Predator (Хищник) с ракетами Hellfire (Адский огонь), комплекты установки радиопомех ЕА-613, самолеты AWACS, радарные ком­плексы наблюдения и целеуказания JSTARS, самолеты-разведчики RS-135-S, самолеты Global Hawk, самолеты-заправщики и другая вспомогательная авиация.


КОНЦЕПЦИЯ ОПЕРАЦИИ, ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ НАТО

Задачи НАТО в основном совпадают с задачами ВС США. Альянс нацелен на сохра­нение суверенитета и территориальной целостности стран Балтии, продолжающих оставаться его полноправными членами. В случае возникновения конфликта главной задачей НАТО является недопущение захвата государств Балтии: необходимо задер­жать продвижение российской армии на их территории путем нанесения воздушных уда­ров и с помощью дальнобойных средств огневого воздействия.
Контрнаступление сил НАТО может рассматриваться в качестве последней меры, так как разумнее поставить Москву перед выбором: продолжать ли дорогостоящее и при­носящее многочисленные жертвы вторжение или сесть за стол переговоров, пока дело не зашло слишком далеко. В противном случае альянсу все же придется заняться освобождением территории стран Балтии, которую сумеют оккупировать российские вой­ска.
По сценарию Великобритания выделяет на проведение операции одну бронетанковую дивизию, 4 ракетных эсминца и авиакрыло истребителей-бомбардировщиков Tornado. От Германии участвуют: одна танковая дивизия, несколько ракетных фрегатов, минные тральщики, дизельные ударные подлодки, авиакрыло истребителей-бомбардировщиков Tornado. Дания и Норвегия посылают несколько фрегатов и эскадрилью самолетов F-16s. Канада предоставляет самолеты CF-18s. Также участвуют: польская механизированная бригада и финские и шведские подразделения из состава бригады Nordic (не входящей в состав сил НАТО).


ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ГОСУДАРСТВ БАЛТИИ

Их главной задачей является сохранение своего суверенитета и территориальной независимости, а в случае конфликта — минимизация потерь среди гражданского населения. Кроме того, они заинтересованы в максимальной вовлеченности в возмож­ный конфликт НАТО, так как это не позволит заключать какие-либо политические сделки между Западом и Россией, и оградит от российской экспансии в будущем.
По сценарию, в отражении агрессии действует объединенная "Балтийская бригада" и ряд других подразделений национальных армий.


ВЫВОДЫ

Проанализировав характер и уровень угрозы со стороны России и оборонительные воз­можности США и НАТО, авторы пришли к выводу, что военные возможности Москвы по недопущению союзников и противодействию им в возможном военном конфликте в Балтийском регионе весьма ограничены.
Учитывая уровень деградации российской армии и ВПК и ограниченность в финансовых и материальных ресурсах, вряд ли можно ожидать, что они достигнут западного уровня в ближайшие 10-15 лет. Следовательно, главным оружием противодействия России в возможном конфликте окажутся информационно-пропагандистские и психологические операции.


КЛЮЧЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ НА ПУТИ УСПЕШНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ "СТРАТЕГИИ ДОСТУПА"

Доступ США и НАТО в регион Балтийского моря может быть затруднен, если в возникшем конфликте России удастся выстроить комбинацию мер противодействия, включающую минные заграждения, подводные лодки и про­тивокорабельные ракеты. Очевидно, что высадка американ­ской морской пехоты на побережье стран Балтии в этом слу­чае будет отложена до устранения вышеуказанных угроз. Од­нако это не помешает действиям наземных сил НАТО. Правда, будет осложнена переброска американских сил и средств в польские порты на восточном побережье Балтийского моря.
Что касается собственно вопросов транспортировки сил и средств, то личный состав и боевая техника могут быть переброшены в Западную Европу непосредственно с тер­ритории США военно-транспортными самолетами C-17A и С-5 (правда, с некоторой потерей в полезной загрузке из-за необходимости заправки большего количества топлива).
А, учитывая, что на сегодняшний день российский Северный и тихоокеанский флоты располагают не более, чем 20 ядерными подводными лодками, Москва вряд ли сможет эффективно противодействовать переброске сил и средств через Атлантику. То же относится и к российской морской авиации: бомбардировщики Ту-22М способны контро­лировать морские маршруты из Америки в Европу только стартуя с аэродромов в запад­ной части России. К тому же им придется преодолевать "противовоздушный зонтик" НАТО и пытаться распознать военно-транспортные суда среди множества других, посто­янно снующих в Английском канале и Северном море.
С точки зрения сосредоточения и развертывания сил и средств вблизи границы с Литвой, огромное значение имеет состояние транспортной инфраструктуры Польши. Она должна быть пригодной для переброски тяжелой военной техники и достаточно раз­ветвленной, чтобы не образовывалось "узких мест", уязвимых для ударов противника по сосредотачивающимся войскам НАТО. Невозможно с полной уверенностью говорить о полной адекватности польской транспортной инфраструктуры требованиям, которые могут возникнуть в ходе проведения "операции доступа" в Балтийский регион.
Помешать ходу операции на собственно территории США Россия вряд ли способна. Можно лишь ожидать атак на американские компьютерные сети или подрывных дей­ствий российского спецназа в портах погрузки и выгрузки сил и средств, направляющих­ся в район военного конфликта. Однако американские ВС готовы к подобным "асиммет­ричным мерам" противника. Гораздо больший ущерб мог бы быть нанесен неожиданной атакой на военно-транспортные и десантные суда.


НАИБОЛЕЕ СЕРЬЕЗНЫЕ ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ МЕРЫ ПРОТИВНИКА ПО НЕДОПУЩЕНИЮ ВС США В БАЛТИЙСКИЙ РЕГИОН

Учитывая, что Россия вряд ли сможет военными средствами помешать ВС США выдви­нуться в регион возможного военного конфликта в странах Балтии, можно предположить, что ее главным оружием станет информационно-пропагандистская война, направленная на раскол между США и их союзниками по НАТО.
В этом смысле наибольшую озабоченность вызывает способность Москвы влиять на антивоенные и антиамериканские силы в Германии. Наихудшим вариантом можно считать запрет немецкого правительства на проведение "операции доступа" с американских военных баз на территории Германии. В этом случае Пентагону придется проводить переброску сил и средств с территории США, что потребует гораздо большего времени и усилий. К тому же возможно потребуется перебрасывать танковую дивизию, если немцы откажутся от участия в операции. А невозможность использовать транспортную инфра­структуру Германии привело бы к серьезной задержке по сосредоточению и развер­тыванию необходимых сил и средств.
Менее серьезные, но достаточно неприятные проблемы подобного рода могут возник­нуть, если вдруг под давлением России свой союзнический долг отказались бы выпол­нять Бельгия или Нидерланды. В этом случае наиболее пригодным место для сосре­доточения и развертывания американских сил и средств представляется западное побережье Франции.
Для того чтобы помешать доступу американских сил и средств в Балтийский регион потенциальный противник может развернуть информационно-пропагандистскую кам­панию с целью вызвать акты гражданского неповиновения, выражающиеся в бло­кировании железнодорожных и шоссейных маршрутов или американских военных баз, размещенных на территории государств Западной Европы. А массовые политические про­тесты способны заставить власти отказаться от участия в военном конфликте в странах Балтии. В любом случае даже временные колебания союзников по НАТО негативно ска­жутся на возможности своевременного развертывания американских ВС в регионе воз­можного конфликта.
Еще раз хочется подчеркнуть, что, по мнению экспертов, информационно-пропаган­дистские и психологические операции (по крайней мере, до 2012 года) остаются главным оружием России в деле противодействия доступу ВС США и НАТО в регион воз­можного военного конфликта со странами Балтии.
При этом самым нежелательным результатом "агитации Москвы" было бы решение Поль­ши о недопущении войск НАТО на свою территорию. (Хотя трудно спрогнозировать ситуацию, при которой польское правительство могло бы пойти на такой шаг).
Если же взять чисто военный аспект, то наибольшую угрозу союзникам на Балтике представляют противокорабельные ракеты, которыми оснащены российские бомбар­дировщики стратегической и тактической авиации и истребители Су-30. Современные, способные маневрировать в полете, ракеты могут нанести большой ущерб американским военно-транспортным и десантным судам. Их стоит опасаться НАТОвским минным траль­щикам и "охотникам" за подводными лодками. Хотя вряд ли в обозримом будущем рос­сийские ВВС получат подобные антикорабельные ракеты в таких количествах, чтобы это оружие смогло реально угрожать, например, авианосной группе или трансатлантичес­кому транспортному конвою, сопровождаемому эсминцами типа Aegis.
В период кризиса Россия может провести скрытное минирование акватории Балтийского моря, используя для этого дизельные подводные лодки или замаскированные под рыболовецкие или торговые военные суда. В результате, могут быть блокированы потен­циальные порты выгрузки тяжелой военной техники: такие как Гдыня в Польше или Лие­пая и Таллине в странах Балтии.
Учитывая тот факт, что Россия непосредственно граничит со всеми тремя Балтийскими государствами, нельзя сбрасывать со счетов и возможность прямого наземного вторжения. Отрезав южную часть Литвы, расположенную между Калининградским анк­лавом и Белоруссией, российские наземные силы фактически заблокируют доступ НАТО в страны Балтии. В этом случае немногочисленные армии этих государств вряд ли смогут самостоятельно противодействовать захвату большей части их территории.
Хотя и не первостепенной, но все же угрозой для военно-транспортных судов США, пересекающих Атлантику, могли бы стать российские подводные лодки, вооруженные современными торпедами и противокорабельными ракетами. Однако, учитывая их малочисленность и продолжающуюся деградацию ВМФ РФ, с одной стороны, и постоян­но усиливающиеся возможности США и НАТО (особенно с введением в строй новых аме­риканских подлодок класса Virginia) по борьбе с подлодками противника, с другой, дан­ный фактор вряд ли сможет помешать своевременному развертыванию американских сил и средств в регионе возможного конфликта.
Особое внимание в кризисной ситуации следует уделять российским силам специаль­ного назначения, которые вполне способны развернуть подрывную работу на тер­ритории американских союзников по НАТО в Западной Европе. Их главной целью может оказаться транспортная инфраструктура, разрушение которой создаст дополнительные трудности для развертывания американских сил и средств в Балтийском регионе.
Не стоит забывать о высокоточных крылатых ракетах большого радиуса действия, которыми располагают российские ВВС. Это оружие представляет серьезную угрозу военным аэродромам и портам разгрузки американской военной техники, находящимся на территории Польши. С его помощью могут быть временно выведены из строя крупней­шие порты в Гдыне и Гданьске.
Кроме того, высокоточные крылатые ракеты воздушного базирования могут быть при­менены и против военно-транспортного флота, доставляющего грузы из Америки в порты Западной Европы. Авторы полагают, что к 2012 году подобная угроза со стороны россий­ских крылатых ракет воздушного и наземного базирования существенно возрастет, что заставляет задуматься об усилении мер активной и пассивной защиты от этого вида ору­жия.
Учитывая, что российские ВС оснащаются зенитно-ракетными комплексами все большего радиуса действия, можно предположить, что НАТОвским самолетам, занимающимся разведкой и целеуказанием, придется оперировать на удалении от ТВД, что серьезно осложнит их работу по обнаружению мобильных средств ПВО оперативно-тактического назначения вероятного противника. Кроме того, будут осложнены опе­рации по борьбе с российскими подлодками и разминирование акватории Балтийского моря вблизи побережья стран Балтии. Создается угроза самолетам, стартующим с аэродромов в восточной части Польши. Следовательно, перед началом операции по освобождению Литвы, Латвии и Эстонии необходимо подавить наземные и мобильные российские ЗРК, создающие угрозу действиям авиации США и НАТО.

“ЭСТОНСКАЯ ПРОВОКАЦИЯ И СТРАТЕГИЯ РОССИИ

…Возмущение, вызванное в России действиями эстонских властей по сносу Памятника Солдату и попытками пересмот­ра итогов второй мировой войны понятно. Эти действия не могут не вызвать возмущения.
Не могу, однако, считать реакцию российского общества и российских политиков адекватной реальной ситуации. Она гораздо серьезнее, чем кажется поверхностному взгляду. Это становится очевидным, если задаться простым вопро­сом: "Зачем Эстонии идти на очевидное обострение отношений с Россией?"
Ясно же, что Россия, так или иначе, ответит на эти дей­ствия.
Логический ответ на этот вопрос может быть только один: эстонской власти нужна именно реакция России. По сте­пени кощунственности и оскорбительности для России совершенных действий ясно, что они имеют целью вызвать как можно более острую российскую реакцию.
Тогда возникает следующий вопрос: "Зачем Эстонии нужна острая реакция России?" — Ответ на него дает географичес­кая карта.
Эстония — это клочок земли, потенциально контро­лирующий устье Финского залива не в меньшей степени, чем Иран контролирует главную нефтяную артерию мира — Ормузский пролив. Сегодня этот контроль ограничен двумя факторами: 12-имильной полосой и отсутствием на эстон­ской территории сколько-нибудь значимых вооруженных сил.
В результате чрезмерной реакции России, оба эти ограничения могут быть сняты. Финский залив может быть поделен между Эстонией и Финляндией, а при попытке России жестко противодействовать этому решению, Эс­тония получит повод обратиться, как член НАТО, "за бло­ковой помощью" и нет сомнений, что она ей будет оказана немедленно.
Результатом такого развития событий станет либо мировая война, либо возращение России к временам Столбовского мира 1617 года, по которому Россия полностью лишилась доступа к Балтийскому морю.

Выступая в ригстаге, шведский король Густав Адольф, под­писавший этот договор, сказал: "Одно из величайших благ, дарованных Богом Швеции, заключается в том, что рус­ские, с которыми мы издавна были в сомнительных отношениях, отныне должны отказаться от того захолустья, из которого так часто беспокоили нас. Россия — опасный сосед... Теперь у русских отнят доступ к Балтийскому морю и, надеюсь, не так-то легко будет им перешагнуть через этот ручеек".

Чтобы перешагнуть "этот ручеек", России понадобились 93 года и Петр Первый.
Иными словами, Эстония и те, кто стоят за ней — в 1617 году за шведами стояла Англия, — пытаются использовать провокацию с Памятником Солдату для того, чтобы наглу­хо заколотить "окно в Европу", прорубленное Петром Первым 300 лет назад.
Для России 2007 года, законопаченный Эстонией Финский залив будет означать не только потерю Северного газопро­вода, но сделает бессмысленным существование Калинин­градского анклава, развитие портовой инфраструктуры в восточной части Финского залива и вообще сделает невоз­можным существование Балтийского флота.
Надо ясно понимать: руками Эстонии Россию всеми силами толкают к войне. Ее пытаются поставить перед выбором: большая война, или окончательное историческое поражение.
Такова цена безумия или предательства Горбачева и Ельцина. После эстонских событий это ясно как никогда.
Планируя ответные меры против Эстонии, Россия должна исходить из понимания этой реальности.
При этом в поисках ответа на балтийско-черноморский вызов Россия должна учесть и избежать опыта Веймарской Германии, которая подвергалась после поражения в пер­вой мировой войне не меньшим унижениям со стороны За­пада. Ибо аналог балтийской ситуации, складывающийся вокруг России в истории есть: это проблема Данцигского коридора, о которую споткнулась Германия после Версаля, что в конце-концов привело к власти Гитлера и сыграло немалую роль в развязывании второй мировой войны.
Поэтому, я полагаю реакцию Думы, Совета Федерации и МИДа психологически понятной, но тактически и стратегически грубо неверной.
Эстония сегодня со всей очевидностью ждет именно такой реакции, она жаждет сделать из России агрессора — а как легко Запад согласится с такой позицией, можно увидеть по опыту газового конфликта с Украиной, скандала с задержанием российских военных Грузией и многим другим примерам. Эстония сегодня жаждет российских санкций против нее, жаждет повода для размещения на своей тер­ритории натовского контингента.
Не следует давать ей такую возможность. России предлагают войну. Пусть так. Но войны криками не выигрываются.
На мой взгляд, России крик надо прекратить и пора начать спокойно и методично работать на победу в навязываемой ей войне, а не на удовлетворение сиюминутных амбиций публики и политиков.
Разумеется, конкретный вопиющий случай нельзя оставить совсем без внимания. Однако реакция России на него должна быть универсальной и адекватной.

Сегодня самое время в России принять закон, по которому пересмотр итогов войны, закрепленных Нюрнбергским процессом, включая отрицание Хо­локоста, но не исчерпываясь им, является уголов­ным преступлением.

В рамках этого закона Россия должна оставить за собой право не признавать дипломатического иммунитета за лицами, подозреваемыми в совершении этого преступления и преследовать их в уголовном порядке в российских судах, вне зависимости от их местонахождения, граждан­ства и ранга.

Принятие такого закона не будет направлено спе­цифически против Эстонии или любой другой страны. Однако, такой закон, если он будет принят, позволит преследовать в уголовном порядке конкретных лиц, виновных в данном преступлении.

Разумеется, реальные действия России не должны исчер­пываться принятием и последовательным применением этого закона. Однако, другие, более масштабные меры должны быть направлены на достижение конкретных стратегических целей, планироваться и осуществляться методически и вне зависимости от наличия или отсутствия инцидентов, подобных тому, что случился в Эстонии. Ибо ставка сегодня — не амбиции России и даже не амбиции Единой России, а историческое существование страны.


Источник: http://www.namakon.ru/articles.php?id=149&p=1
Категория: Военные очерки | Добавил: Gortaur (01.05.2009) | Автор: Gortaur
Просмотров: 5291 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Быстрый вход

Поиск

Наши товарищи

Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2016Сайт управляется системой uCoz